Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Мы - цепочки из состояний наблюдателя, причем довольно глючные

Есть вещи, о которых ты всегда мечтал написать, но всегда откладывал это на потом, так как это настолько бредовая идея, что вряд ли за нее кто-либо возьмется. И вот, пока ты припасал вишенку на торте, - раз, и в архиве обнаруживается 84 страницы мат. выкладок, поддержанных университетом и грантом - про твою любимую идею. И написано это так, как ты бы не смог никогда. Этот ты - в данном случае я.

А статья про то, что внешнего мира не существует, а что существуют только цепочки состояний наблюдателя, которые связаны между собой веротяностой функцией, называемой колмогоровская сложность.  Эта колмогорова функция - по сути, мат. выражение бритвы Оккама, и она говорит, что наиболее простые (с алгоритмической точки зрения) обяснения наиболее вероятны; впрочем, это не исключает и очень малой вероятности очень странных объяснений. В результате из одного состояния наблюдателя следует следующее, наиболее простое: чашка стояла и продолжает стоять. Но не всегда. В одном случае из тысячи ее кто-то взял, в одном случае из миллиона ее разбили, а раз в миллиард ее съедает зеленый дракон.

Однако гораздо интереснее то, что предположение о следовании состояний наблюдателя, согласно статье, позволяет вывести многие законы физики, так как они позволяют наиболее простым образом связать одни состояния с последующими. То есть, в статье очень мало рассжудений о бессмертии и вероятностных зомби, и совсем нет того, что описываемая вселенная должна получиться слегка глючной, поскольку в ней крайне маловероятные переходы между разными состояними наблюдателя все равно возможны.

Но за этой глючностью нет никакой метафизики: равновероятен и черт с рогами, и Бог на облаке, и инопланетяне на тарелке, и рептилоид в подвале и агент Смит.

Could the physical world be emergent instead of fundamental, and why should we ask?
https://arxiv.org/pdf/1712.01826.pdf

(no subject)

Ровно 10 лет назад я стал переводить Юдковски. Я был практически первым, кто принес его имя и сочинения в Россию. Я перевел статью в вики о нем, и его основные тексты, которые были к 2007 году, про ИИ и про байсы. Я загорелся идеей спасения человечества. Мне было достаточно знать, что я винтик в огромной машине, ибо каждый винтик спасет миллионы, если общий счет спасенных на триллионы. Я размышлял о том, не продать ли свой дом, чтобы помочь MIRI.
Я вообще не знал английского. Я отверг все свои предыдущие дела и знания. Первую статью я переводил месяц, не вставая. Думаю, что перевод ужасен, но на мои переводы того времени до сих пор каждый день приходит 200 кликов: кто-то читает. Денег почти не было, и от неподвижного образа жизни я отсидел копчик и потолстел.
Потом - ну вы знаете, есть пять стадий толкинизма: не слышал, в этом что-то есть, это мой бог, я там был и знаю как было на самом деле, увижу толкиниста - убью. Ну в общем, я на конечных стадиях толкинизма в данной ситуации. Я стал видеть щели в рассуждениях, но я знаю, как их заполнить. Мне разонравилась та часть истории, которая похожа на бойцовский клуб с чтением секвенций на кухне. Собственно, уже секвенции я не мог осилить, стиль мне не нравился, читались они тяжело, с многим я был не согласен. Но пост мой не об очаровании и разочаровании - оно естественно.
Я в жизни проглотил несколько огромных теорий. Каждая описывает мир более, чем полностью, и может съесть мозг целиком. В теориях этих есть структурное сходство: в них есть есть бог, грех и гуру, денежные потоки, и внутренний круг. В центре них есть много всего интересного и полезного.
Интересна параллель, например, между грехом гордыни в христианстве, чувством собственной важности у Кастанеды, когнитивным искажением сверхувернности и короной у "эво-люции". В общем, как не собирай, а все равно пулемет получается.
Итог, который напрашивается из этого текстом, - что хорошо бы жить без теорий - мне не нравится. Я, наоборот, вижу супергигантскую метатеорию, в которой другие теории как кирпичики. Но она так велика, что я не могу помнить ее целиком ни в один момент времени.
Теперь переходим к мотивационному завершению. Я бы хотел поднять тост за спокойную разумность.

(no subject)

Бессмертное существо должно стать богом

Бессмертие имеет смысл, только если подразумевает бесконечное развитие. Результатом бесконечного развития должно стать сверхсущество, превосходящее себе все, что мы можем себе помыслить.
Кроме того, чтобы быть бессмертным по-настоящему, надо занять господствующее положение во всей вселенной, чтобы не было сил, которые я не ведаю и которыми не управляю, иначе они уничтожат меня.
Хотя путь развития может происходить бесконечно долго, сама суть самоапгрейта в том, что это экспоненциально ускоряющийся процесс – что мы видим на примере истории живого, истории человеческой цивилизации и теорий о самоапгрейте будущего ИИ.
Это означает, что существо, вставшее на путь самоапгрейта, станет бесконечно сложным очень быстро, если речь идёт об ИИ, то это может быть срок порядка несколько лет, а по мнению некоторых - недель иди дней (AI goes foom, harf take off scenario). Если речь идет о человеке, то он рано или поздно сольётся с ИИ.
То есть парадоксальным образом «превращение в бога» не требует прироста линейного физического времени существования, хотя означает прирост субъективного времени за счет роста «таковой частоты» и объема сознания.
Кроме того, такой «бог» может найти способ выйти из пределов парадигмы линейного существования во времени от точки рождения до точки смерти, то есть овладеть природой времени и поставить себя вне его. См далее, например, раздел «перпендикулярное время».
Но в любом случае он будет обладать потенциальной способностью неограниченно долго существовать в линейном времени, даже если выберет это не делать и уйдет в параллельную вселенную.
И чтобы всего этого достичь, нужно а) дожить до момента, когда это станет возможно б) получить возможность участвовать в этом процессе боготворчества лично.
Здесь может создаться ощущение, что кто-то один станет «богом», а все остальные погибнут или зависнут в линейном, но безвыходном бессмертии. Может, так и будет, но я бы не назвал это позитивным сценарием, поскольку чисто статистически я в нем проиграю (если не учитывать изменения вероятности, связанные с антропными эффектами и наблюдательной селекцией, которые могут мне способствовать – см. главу «Трансцендентальное преимущество» далее).
Скорее, в этом процессе будут лидеры, но будет и процесс слияния сознаний. Например, каждый может участвовать в развитии науки, которая в сумме является сверхинтеллектом, и при этом пользоваться почти всеми ее плодами. Человек вообще существо социальное и будущий сверхинтеллект, создаваемый на базе человека, никуда от этой социальности не уйдет.

(no subject)

Троллинг о говорящей змее. Одного американского сенатора спросили, верит ли он в библию. Он, конечно, сказал, что верит. И тогда его спросили верит ли он в изгнание из рая. Он тоже сказал, что верит. Тогда его переспросили — правильно ли его поняли, что он верит в говорящую змею. И тут он понял, что попал.
Тоже касается и однонейронной теории сознания. Если я способен сознательно понимать этот текст, и если я делаю это с помощью одного нейрона, то следует ли из этого, что нейрон способен понимать текст? А весь остальной мозг тогда зачем?

Отрицательность и нейтральный монизм

Нейтральный монизм — это философское учение о том, что вся реальность имеет единую природу (монизм), и что исходная реальность имеет ни физический, ни ментальный характер, а имеется некие первоэлемент, который затем распадается на на то, что мы называем психическим или физическим. http://plato.stanford.edu/entries/neutral-monism/
В современной терминалогии, психическое включает в себя квалиа, внимание, чистого наблюдателя, а физическое — атомы, пространство, энергию, то есть мир объектов, как его описывет современнвя наука (но не материю, так как после того, как материя и энергия были уравнены через Е = mc 2, возникла большая разница между физической квантовой реальностью, и идеей о неизменном субстрате реальности, каковым была для ученых 19 века материя.)
Монизм, то есть представление о том, что реальность имеет единую онтологическую природу, кажется самоочевидным, так как иначе мы должны были предположить, что есть два исходных типа реальности, а затем некий способ их взаимодействия, а поскольку оба эти типа принципиально разные, то непонятно, как они могут взаимодействовать, пример чего классическая философская проблема связи сознания ит тела. (А также бога и тварного мира итд.) Кроме того, способ взаимодействия типов реальностей должен был быть за пределами обоих типов реальности, но иметь власть над ними обоими, а значит, первые типа не первичны, а первично именно их взаимодействия.
Есть много видов монизма, как-то: материализм (все - материя), пантеизм (все - бог), солипспизм (я — это все), платония (все - математика)
Нейтральный монизм требует изобретения некой дополнительной сущности, и в этом его кажущаяся ущербность. Основные попытки создания нейтрального монизма (а есть 17 типов возможных теорий нейтрального монизма, как утверждает энциклопедия) крутились вокруг того, чтобы признать в качестве базовых элементов реальности базовые элементы опыта, то есть квалиа, или атомы опыта (Мах, Авенариус — те самые об этом писали).
Очевидная проблема такого подхода в том, что атомы опыта не нейтральны, а являются типичной частью психических процессов человека. И, соответственно, их много, они разных типов, а кроме того, есть нечто помимо атомов опытов — то, что их связывает, а именно внимание, а также движение и течение времени. А также вопрос о том, почему красное — не зеленое, то есть вопрос о таблице соответствия между физическими состояниями мозга и типами субъективного опыта.
То есть квалиа много, и они не описывают все реальность, то есть не могут быть единым началом. Монизма не получается, хотя виден его хвостик.
Можно в качестве единого начала предложит бога. Если отвлечься от эмоционального заряда этой идеи и рассмотреть его как логическую функцию в рассуждениях, то здесь мы сталкиваемся с чем-то вроде машины доказательств из теоремы Лёба. Вкратце, теорема Лёба рассматривает на базе арифметики парадокс: «если данное утверждение истинно, то Санта Клаус существует». Если бы машина доказательств существовала, она могла бы доказать все — но это ничего не говорит нам о том, существует ли она. http://ru.wikipedia.org/wiki/Теорема_Лёба
В философии идея бога выполняет функцию ответа на все вопросы, на которые мы не знаем ответа. (Отмечу, что данное утверждение отписывает структуру философского знания, а не ответ на вопрос о существовании или несуществовании бога). То есть: в чем смысл жизни — бог. Откуда взялся мир — бог. Какова природа реальности — бог. Есть ли жизнь после смерти — бог. Почему идет долждь — бог. Почему на меня упал кирпич — бог. По определению, мы не можем описать, что такое бог, и как он устроен, ведт он непознаваем, хотя при этом он является существом, обладающим личностью, намерением и памятью. Вопрос о том, каков объем его памяти, есть ли у него противоречивые намерения, какие алгоритмы он применяет для принятия решения — все эти вопросы по самому определению бога неправомерны.
То есть, вводя идею бога, мы не получаем прироста информации, но при этом завязнем в эмоционально насыщенной сфере религиозной философии (отрицаешь бога — значит, ты плохой парень).
Теперь рассмотрим более убедительных кандидатов на роль нейтрального начала.
И в сфере психического, и в физическом мире действует причинность. Причинность также связывает психические и физические процессы в актах восприятия и действия.
Причинность вообще необходима для описания любого объекта, где есть более одного элемента или свойства.
Можно сказать — причинность — это все, а субстанция — ничто. То есть, если некий объект обладает субстанциональным свойством, которое он никак не может проявить, влияя на другие объекты, то это свойство нельзя признать существующим. За одним важным исключением: квалиа.
Во внешнем мире причинность эквивалентна физической энергии, которая может порождать любые частицы.
Итак, причинность не может описать качественную природу квалиа, и в силу этого не годится для первоначала, но она ближе к нему, чем абстрактная идея материи.
Если взять мир математических объектов — платонию, и пустить по его моделям живую струйку причинности, то мы получим нечто очень похожее на наблюдаемую реальность; за одним исключение — в ней не будет наблюдателя. Кроме того, причинность не абстрактна, а всегда это взаимодействие объектов А и Б с помощью тех или иных физических полей. (отмечу, что причинность содержит в себе идею времени, так как результат не сразу возникает вслед за причиной). То есть мы имеем много разных провинностей, которые мы только описали одним общим словом. Здесь мы опять наступили на грабли лингвистического описания первопричины. (До этого это делали средневековые теологи, которые принимали свойства бога из его определения за доказательства его существования: если бог по определению всемогущий, то он может заставить себя существовать). То, что мы назвали нечто одним словом еще не делает это единым началом.
При этом, нейтральное начало находится за пределами физического и психического, и нам не следует ожидать, что его легко обнаружить во внутреннем или внешнем опыте, или вообще хотя бы описать. Ведь это не информация.
Поэтому здесь мы сделаем некий скачок в рассуждениях, и предположим, что это начало есть, и попробуем его описать так, чтобы из него получалось все разнообразие физических и психических феноменов. Описать его, скорее, придется метафорически, так как это не объект, информация о котором можно считать как с книги, доказать как теорему, увидеть как красный цвет.
Я предлагаю называть его «отрицательность». Суть Отрицательности в том, что это чистая форма движения, а также чистая форма причинности. То есть это вообще не существительное. Это даже не процесс. Правильный способ именования этого состоит в том, что мы должны подставлять в каждый момент времени новые слова и значения, чтобы его описать. Это нечто вроде команды rand, которая при каждом следующем запуске программы возвращает другое случайное число.
Отрицательность – это нечто большее, чем просто сжатость пружины, физическая энергия. В отрицательности объект и субъект не разделены. То есть отрицательность одновременно является наблюдателем, переживаемым им квалиа и физическим объектом, который воплощает эту квалиа.
В некотором смысле чистой формой отрицательности является момент сингулярности в момент большого взрыва вселенной. Отрицательность сама является причинностью, и поэтому существует беспричинно. (Так как утверждение «в чем причина причинности» - абсурдно). То есть отрицательность — это самозакипающее ничто. Не неподвижное ограниченное небытиё, а ничто, в котором нет ограничений на возникновение чего-либо. Квантовые флюктуации - это отражения постоянно генерящей природы отрицательности.
Становление бытия из ничто показано в «Науке логике» Гегеля. Отрицательность отрицает сама себя и превращается в определённость.
Другой аспект отрицательности — качественный — то есть ее способность порождать квалиа. Подобно тому, как белый свет распадается на спектр.
Поскольку квалиа являются не физическими объектами, а чистой формой иллюзии, то они также способны самовозникать из ничто, не нарушая законов причинности — просто потому что с точки зрения причинности они не существуют.
В мозгу человека квалиа реализуются через процесс взаимодействия нейронов, то есть через их причинные связи, которые свою очередь сводятся к химическим реакциям, значит, описываются квантовой электродинамикой. То есть квалиа отчасти являются физическими объектами.
Отметим, что обычно внимание фиксируется на сенсорных квалиа, как на самых ярких и неподвижных первоэлементах (цвет, звук). С другой стороны, есть образы действий, которые регулируют движение человека и связь квалиа между собой. По сути это понятия — положить молоток на стол, написать букву.
При этом внутри субъективного опыта при наблюдении этих понятий можно заметить их движущуюся природу. Не просто движение как ярлык («оно движется»), а именно переживание движения как неотъемлемого свойства любого квалиа, и особенно высокоуровневых квалиа, связанных с идеями и образами действий.
Практика наблюдения чистой формы внимания в некоторых направлениях буддизма может привести к переживанию, более близкому к исходной форме отрицательности.
То есть у отрицательности есть две стороны:
а) чистая форма изменчивости, причинности
б) способность порождать новые квалиа, то есть чистая форма внимания
То есть можно предположить, что у нее есть еще более глубокий уровень, где внимание и изменчивость едины.

Есть хорошее объяснение существования вселенной. точнее два. первое, вселенная - эта математический объект. число или граф. второе - закон причинности не распространяется на ничто, и из него может возникнуть нечто без причины. первое объяснение плохо тем, что в нем нет субстанции, то есть не понятно, число чего? второе плохо тем, что субстанция есть, но непонятно, как же она все таки появилась.

Квалиа выигрывают у отрицательности на предмет преодоления дуальности. Поскольку каждая квалиа несет в себе некое свойство мира. Например, цвет содержит в себе свойства яркости и плоскостности (сравни: априорные синтетические суждения у канта). Поскольку квалиа несут в себе некие свойства сами по себе, отпадает необходимость в «таблице соответствия» между свойствами мира и квалиями.

Каалиа как тип математических объектов. Возможные состояния наблюдателя. Но и у квалиа есть неопределенность — трудно отличать от похожего квалиа.
При этом математика позволяет существовать неограниченно большим множествам и слабоупорядоченным множествам — например, множество иррациональных чисел. То есть можно сказать, что существует бесконечно много разных квалий — все возможные квалиа (хотя неизвестно, чем их возможность ограничивается).

Одна их проблем дискуссии о начале мира в том, что мы пытаемся описать его с помощью линейно-ньютоновский представлений о времени, пространстве и причинности, тогда как уже знаем, что на микроуровне нет единого времени, например, или однозначной причинности.

(no subject)

Бессмертие через трансценденцию

Идея трансценденции состоит в том, чтобы превратиться в нечто иное. Не просто стать другим существом в нефизическом мире, который в целом напоминает реальный, а претерпеть качественное изменение, подобное превращению гусеницы в бабочку, но круче. Это означает перестать быть существом, которое обладает личностью, памятью, развивается во времени.
Идеи о бессмертии через трансценденцию есть в христианском мировоззрении, а именно, в Евангелии Христос объясняет про мужа и его семь жен, что они в царстве небесном будут в ином качестве. Дальше эта идея развивается в представление о том, что души не живут, а пребывают рядом с богом в неком неизменном состоянии и отчасти слившись с ним, пример чему мы можем видеть в иконах и фресках, где святые предстоят перед Христом или Богоматерью, то есть неизменно приличествуют в виде образов.
Идея о нирване в буддизме также отчасти предполагает трансценденцию как выход за пределы круговорота перевоплощений и страдания в некое иное неизменное качество.
Кириллов в «Бесах», совершая философское самоубийство, утверждает, что в момент выстрела в висок станет богом.
Идея о трансценденции говорит о потустороннем не как о чем-то обычном, но невидимом (призраки, души, иной мир), - а как о чем-то, что не может быть постигнуто человеческим сознанием никаким образом — либо может быть отчасти понято в виде отдаленного проблеска.
С рациональной точки зрения мы почти ничего не можем сказать о трансценденции, так как, по определению, она непостижима для рационального ума. То есть ее существование или несуществование недоказуемо.
Но про неё можно говорить отрицательно: в ней нет ничего, что можно описать в качестве информации, так как информация не зависит от носителей и, следовательно, может пересечь любую границу. С другой стороны, про трансценденцию утверждается, что некоторые люди могут чувствовать её проблески при жизни, и, значит, она не вполне трасцендентна, то есть она может переходить границу. Кроме того, чтобы быть реализацией бессмертия, трансценденция должна быть каким-то образом связана с человеческим существом, и, более того, с особенностями его личности.
Под похожее описание попадают квалиа, которые тоже нельзя описать информационно и которые связаны с переживаниями людей. Мистики, пережившие трансцендентный опыт, описывают его как качественно невыразимый.
Таким образом, единственное место для трансценденции — это некие квалиа, но не те квалиа, которые мы переживаем в обыденной жизни, а некие другие, которые соответствуют несуществующим (ощущение бога) или невозможным (круглый квадрат) свойствам предметов.

Речь идёт о некой качественной смене во внутренней природе существа, быть может, осуществляемой силами Бога.
Там не будет времени, человеческих отношений, трехмерного пространства, но там будет сохранена индивидуальность, точнее, сама сущность индивидуальности. Соответственно, находясь во времени, трудно даже представить, что это может быть.

Возражение: якобы проще создать нового человека, чем воскрешать уже умершего

Отметим сразу, что это возражение почему-то не применяется теми, кто полагает, что Бог обеспечивает вечное существование душ. Богу тоже было бы проще создавать людей без душ, чем заморачиваться с вечным существованием души, прожившей каких-то 80 лет в теле. Но тут ответ очевиден: поскольку Бог, по определению, всемогущ, для него нет проблемы экономии ресурсов.

Этот же ответ верен и для земной жизни: если у нас есть почти неограниченные ресурсы, то бессмертие и создание новых людей не исключают друг друга.

Кажется, что создание новых людей проще. Мужчина и женщина могут запустить этот процесс совершенно бесплатно и за несколько минут. Но воспитание человека, обладающего выскоуровневыми навыками определённого типа, весьма сложно. Сколько нужно родить детей и обучить музыке, чтобы среди них оказался один Моцарт? Миллионы? То есть нужно и много разных детей, и дорогостоящее обучение каждого, чтобы получить одного с высоким уровнем результата. И здесь уже вполне возможно, что дешевле воскресить.

Кроме того, само обучение сложному навыку – это своего рода воскрешение этого навыка, передача его от учителя ученику.

Наконец – задача бессмертия – это задача сохранения определённой индивидуальности, и подмена её на задачу создания других индивидуальностей – это просто подмена.

Трансцендентальное преимущество – как квантовое бессмертие ведёт к тому, что я стану богом


Рассуждение, которое я приведу далее, нельзя не рассматривать как, возможно, проявление моего чувства собственной важности, спроецированного на бесконечность. Поэтому я постараюсь описать его, сохраняя определённую критичность к получающимся выводам. Но нельзя не признать это рассуждение по своему интересным. Хотя оно пришло мне в голову уже более 10 лет назад, я стараюсь не думать о нём слишком часто, поскольку оно выглядит слишком безумным и вызывает у меня сомнения в собственном здравомыслии. Но сейчас я попробую изложить его рационально, разбив на две части – очевидную и неочевидную.

Вкратце суть идеи в том, что очень долго я могу прожить, только если обрету некие очень мощные способности к выживанию.

То есть множество всех моих будущ, где я достигаю возраста в 1000 лет, скорее всего, наполнено теми вариантами меня, которые обрели неуязвимое нанотехнологическое тело и слились с суперинтеллектом. А те «я», которые проживут миллион лет, должны обрести еще большие способности. (Конечно, могут быть и другие объяснения 1000 летних «я» – например, «я» в некоторых симуляциях, где меня нарочно сделали бессмертным, но не дали никаких скиллов.) За счёт многомирного бессмертия я скорее всего окажусь именно в таком будущем. То есть со временем происходит рост моих способностей, и через миллиарды лет я обнаружу себя неким сверхсуществом.

Это, так сказать, слабая форма трансцендентального преимущества (ТрП). «Трансцендентальным» я его называю потому что, во-первых, оно доступно только субъекту восприятия, но не обнаружимо внешними наблюдателями, а, во-вторых, никак не зависит от моих действий. «Слабым» я его называю, потому что это почти что тавтологичное и рациональное утверждение, не требующее введения новых сущностей.

Попробую пояснить ТрП на примере рыцарского роман от первого лица. Поскольку главный героя не может быть убит – роман от первого лица, – то он выигрывает все схватки с другими рыцарями, а, следовательно, его социальный статус растёт, и рано или поздно он становится королём.

Итак, если слабая форма ТрП понятна, то можно приступить к сильной.

Сильная форма ТрП говорит о том, что я в будущем не просто обрету некие способности по эффективному выживанию, но неизбежно также стану неким центром вселенной, имеющим над ней магическую власть, то есть «стану богом». Сильная форма ТрП требует иного представления об устройстве вселенной. Сильная форма может базироваться на нескольких разных представлениях об устройстве вселенной. Дальнейшее следует рассматривать как игру ума.

Первая модель – это мир с огромным числом вложенных симуляций. Один и тот же «я» могу быть в реальности, в симуляции, в симуляции, созданной в другой симуляции и так далее. Внутри симуляции я являюсь аватаром игрока, находящегося на более высоком уровне, но и он с определённой вероятностью является аватаром некого игрока. Поскольку всё возможное существует, то некоторые из моих копий принадлежат разным мирам. Некоторые реальны, а некоторые являются автарами N-ого порядка. В момент смерти игроки, не являющиеся чьими-либо аватарами, исчезают, а аватары просыпаются. Поскольку вселенная бесконечна, то и число уровней аватаров неограниченно велико, в результате я буду обнаруживаться себя на всё более высоком уровне хозяев симуляции, и рано или поздно обнаружу себя максимально сложным сверхсуществом, которое уже не может симулировать другое сверхсущество, то есть де факто богом. Забавный момент этой модели в том, что ни один из уровней аватаров не знает, является ли он последним. Отмечу, что это полностью рациональная модель, тьюринг вычислимая, так сказать.

Вторая модель – это модель сознания как источника внимания, который выделяет определённость мира из неопределённости возможного. Сознание создаёт мир лучами внимания. В момент смерти сознание претерпевает катастрофическую фноменологическую редукцию (по Гуссерлю), сужается в точку, способную однако, породить все другие формы сознания и опыта. Либо с течением жизни оно проявляет свою «нерожденную мудрость» в виде особенностей личности. Здесь можно увидеть параллель с учением тибетского буддизма дзогчен. Идея этой формы ТрП состоит в том, что каждый неизбежно достигнет просветления при этой жизни, но в своё параллельном мире. То есть сознание имеет тенденцию расти – от детского возраста к взрослому и далее. Ещё один момент – рефлексивный рост сознания – сознание, осознающее само себя, и таким образом запускается бесконечная положительная обратная связь. То есть происходит нечто противоположное глобальной катастрофе – не мир разрушает сознание, а сознание растворяет мир в себе

Третья модель сильного ТрП держится на идее неограниченного усиления магии. Сильная форма ТрП базируется на идее (не доказанной) о том, что эволюция жизни происходит не во вселенной, а в мультиверсе. И в ней побеждают те формы жизни, которые занимают большую долю миров в мультиверсе. Биологическая эволюция в обычном мире – это только срез эволюции в мультиверсе. При этом эволюция в мультиверсе умеет применять некую форму квантового самоубийства, чтобы изменять вероятности. Эволюция в мультиверсе состоит в том, что побеждают те формы жизни, которые лучше всего управляют вероятностью.

Пояснение: Квантовое самоубийство легко переделать в универсальный исполнитель желаний, если к нему добавить некое условие. Например, атомная бомба из этого мысленного эксперимента взрывается только в тех мирах, где лотерейный билет не выиграл. Тогда я обнаружу себя только в тех мирах, где лотерейный билет выиграл.

Способность совершать чудеса с помощью квантового самоубийства требует «запаса копий», который расходуется на эти чудеса. (При этом, чтобы на месте человека не возникала дыра, требуется также, чтобы на один мир приходилось несколько копий, что можно представить себе, как если бы каждый человек представлял собой сложенную стопку копий.) Даже простое угадывание выпадения монетки требует сокращения числа копий в два раза. «Запас копий» может иметь форму некого количества когерентных миров, где «я» одинаков. Запас копий постоянно прирастает у всех.

Сильная форма трансцендентального преимущества говорит, что в природе уже существует закон, в силу которого доля миров с моими копиями в мультиверсе возрастает. Возрастает медленно, но экспоненциально. Она растёт относительно доли других людей, в силу чего мне становится проще осуществлять «чудеса» (основанные на универсальном исполнителе желаний), чем им. То есть мой запас копий растёт быстрее, чем растёт запас среднестатистического существа.

Почему же растёт мой «запас копий»? Один вариант – это результат пересчета общего числа копий, где у меня всегда единица в знаменателе. Другой – это чудеса второго порядка, то есть то, что я использую свои копии для того, чтобы выбрать путь, который приведёт меня к большему числу копий. (Это как мальчик с тремя волшебными спичками из книги «Шёл по городу волшебник» загадал, чтобы у него было миллион волшебных спичек.)

Экспоненциальный рост моей способности творить чудеса превращает меня в бессмертного полубога.

В целом все три модели сильного ТрП говорят примерно одно и тоже.

Если в верности слабой формы ТрП я почти уверен, то сильная является только гипотезой, или даже маловероятной надстройкой над другой гипотезой. Аналогия здесь: слабый и сильный антропный принцип.

Кстати, можно придумать и сильный и слабый Doomsday argument – слабый: мы, вероятно, живём в мире, который скоро погибнет. Сильный: разум возникает только в мире на грани гибели.

(no subject)

Глава 13.

Затем они отдыхают. Вечереет. Открывается вид на залив, на несостоявшийся вулкан гору Медведь. Писатель пьёт пиво.
Саше становится всё понятно. Странный ритуал наводит на него состояние транса, в котором слова «Гора-гром-гремит» становятся командой. Присутствие трёх зрителей необходимо, так как даёт силу и пафос этому ритуалу. Внутри этого ритуала находится ещё другой ритуал, который заставляет его ещё больше концентрироваться на процессе – это часть, связанная с камнями. И, разумеется, этот ритуал заточен под особенности его, сашиного, сознания, и не может быть использован дважды. Когда фраза уходит в его подсознание, она переживается как единое целое, не как мысль, а как ощущение. А ощущение тождественно реальности, ибо ничего, кроме опущений, не обладает реальным бытиём. Поэтому ощущение материализуется.
А теперь, говорит Маша, скажи, что только ты обладаешь реальным бытиём во вселенной, а мы – только фантомы твоего восприятия.
Писатель: опровергнуть это, увы, нельзя.
Геолог: а может, вовсе не Саша – главный герой этого мира, а кто-то один из нас четверых, и даже Заказчик не знает кто.
Писатель: и кто тот гад, который придумал Заказчика? И можно ли его распридумать обратно?
Саша: боюсь, что нельзя: ведь мы уже поверили в его существование. Вот в еванеглиях…
Далее следует содержательная беседа о роли веры в Новом Завете, о том, что вера и есть материализующееся ощущение, и о том, кто такой И.Х. и Заказчик. По любому – заказчик, - это дьявол. (Хотя писатель думает, что главным организатором евангельских событий был Понтий Пилат, ибо с помощью Христианства он хотел укрепить Римскую империю, что ему временно удалось. Понтий же призвал Павла и подсыпал галлюциногены ему в корм для лошади…)
Саша рассуждает в ответ об антропном принципе, о том, что сознание порождает мир, и о взаимосвязи рассказчика, автора и главного героя на примере романа «Герой нашего времени» Лермонтова. Только рассказчик бессмертен, но всегда рядом есть главный герой, который может творить чудеса и совершать подвиги. Но на самом деле чудеса все творит автор. Если, допустим, Змей Горыныч поймал Печорина и заставил плясать под свою дудку, это ещё не значит, что он прижучил автора, потому что автор выдумывает и Печорина, и Змей Горыныча и всех остальных. Иначе говоря, Понтий Пилат, накинувшись на Христа, ничего не может поделать с самим Господом Богом. Так же и Заказчик, похоже, повязал Сашу и компанию, но подчинить Бога он не сможет. В этом их шанс спастись.
Писатель обозвал их сборище мини-тайной вечерей. А Сашу - молодым Христом. Маша назвать себя Магдалиной не дала, обозвав писателя созревающим Иудой. Геолог, соответственно, стал Петром. Аквалангист – Иоанном Предтечей.
Саша предложил тогда сыграть в такую игру. Как будто все они – герои некого романа, который сейчас пишет некий незадачиливый автор. Как бы тогда они могли повлиять на автора, чтобы он спас их, Крым и Землю?
Писатель констатировал, что от терроризма до постмодернизма один шаг. И незадачливму автору нет смысла спасать своих героев, так как они и так в безопасности, поскольку реально не существуют, а во-вторых, если он спасёт их слишком рано, то сюжет не сложится и издатель денег не заплатит. А если даже он их спасёт, то описывать их долгую счастливую жизнь ему будет скучно, и он роман бросит – что и будет подлинной гибелью для всех героев. Но если воспринять учение великого Будды, то стоит только осознать, что ты - не герой, а только мысль в голове автора, как всё будет ништяк.
Маша отметила, что всё происходящее с ними вообще похоже на дурной конспиралогический триллер, но увы – осознать себя Буддами они не смогут, пока автор не захочет, да и вообще не факт, что автор просветлённый.
Но ведь возможен такой роман, предположил геолог, где герои сговариваются и поднимают бунт против автора, выходят в его реальную жизнь и полностью овладевают его телом.
Писатель: называется Шиза.
Маша: Да, надо нарочно написать такой особо ядовитый роман, где герои, по прочтении, устанавливаются в мозгу читателя, как вирусы, и затем овладевают его сознанием.
Писатель: Кажется, Толкиен это уже сделал.
Маша: Святое не трошь.
Саша предлагает взмолится к Богу\автору романа, чтобы он облегчил их участь. Понятно ведь, что ритуалом Бога не проймёшь: он сам же этот ритуал выдумает, и его цель и сам же выполнит.
Маша возражает, что считать себя героями романа, - это полный фатализм, так как они ничего не могут подумать не по воли автора – если , конечно, у автора не началась уже шиза, но тогда это хуже, чем фатализм.
Да, но интересно было бы вычислить личность нашего автора, исходя из типа сюжета. Может, Пелевин? Или Лукьяненко?
На вряд ли – похоже на графоманский бред скучающего интренетчика.
Саша: интересно, учитывает ли наш заказчик вариант, что его не существует, так как он только выдуман богом, и есть ли у него на этот случай план? Может, он знает, как покорить сознание автора в виде некого мема-вируса? Явившись в виде прекрасной девушки? С другой стороны, а может автор давно уже заражён Заказчиком, и мечтает отдать землю под власть машин, и с этой целью пишет провакационный роман? И вообще автор – это уже киборг? Ведь он пишет про нас наверняка на компьютере.
Писатель: иначе говоря, компьютер с помощью автора выдумывает героев, которые выдумывают этого автора.
Маша: всё-таки Пелевин, или кто-то недавно его читавший: точно такие же диалоги были в его романе «Шлем Ужаса». А пародийный момент как в «Коде Онегина»
Писатель, напевая: мы жертвы маньяка-графомана… педо… плагиатора…

Так они развлекались, пока почти не стемнело. Потом пошли вниз, и Заказчик несколько раз сам звонил, указывая им дорогу. Он рекомендовал выспаться, так как завтра предстояло нейтрализовать супервулкан.
Десантники нашли красный москвич, разгромили гостиницу в Ялте и только что добрались до дома в Гурзуфе. Там они нашли Машин блокнот с записями разговоров с заказчиком.

Крионика и пари паскаля

Шансы удачи всего крионического мероприятия я оцениваю в 5 процентов - что заморозят, сохранят, разморозят и идентичность не пропадёт. Но жить потом не меньше 1000 лет можно. То есть мат. ожидание прироста продолжительности жизни - 50 лет. Цифры условные, важна идея.

Это гораздо больше, чем даёт большинство медицинских процедур (только спасение утопающих детей имеет больший ожидаемый выигрыш).

И чтобы два раза не вставать: многие мне предлагают поменять рассуждения о продолжительности жизни на слияние с Богом, то есть поменять бесконечность на вечность грубо говоря. И тут же проваливаются в гуруальную позицию - вещают, раскрывают мне глаза, не интересуясь тем, что я на самом деле думаю и знаю.
Но тут два момента: можно достигать вечности, и не прекращая телесного существования. Эта концепция обмуслоена в теме всяких бодхисатв, святых, детей Бога.
Во-вторых, это вещь неизмеримая и не доказуемая. Например, я мог бы утверждать, что уже достиг бесконечно синтеза с вечностью, и трудно было бы это опровергнуть рационально.