Category: животные

(no subject)

Далее я скажу нечто страшное, но обычно так и выглядят дискуссии на лессронг. Много слэнга и трудно въехать. Но идея на самом деле проста.
Я придумал способ помешать акаузальной кооперации плохих агентов. Мы создаем анти-кооперирующего агента, который предсказывает кооперацию плохих агентов, и создает отрицательное число их утилонов полезности, которое компенсирует весь доход от акауальной кооперации.
Например: одна фирма заинтересована в спасении крокодилов, но у нее лучше получаются спасать хорьков, а другая наоборот, хочет увеличить число хорьков, но лучше получается выращивать крокодилов. Они догадываются о сущестовании друг дурга, хотя и не могут обмениваться информацией. Тогда они могу акаузально торговать - то есть делать то, что выгодно второй фирме, в рассчете на то, что вторая будет делать то, что выгодно первой.
Однако, допустим, есть живодер, который хочет им помешать. Он может предсказать поведение обеих фирм, и если он предсказывает, что они начнут кооперировать, то тогда он идет в лес, и начинает отстреливать хорьков и крокодилов. Первые два агента также могут предсказать существование живодера и его стратегию, и в результате они вычисляют, что кооперация им не выгодна, так как живодер в среднем отсреляет столько же хорьков и кровкодлов, сколько они кооперативно произведут.

сама дискуссия на лессронге тут: https://www.lesswrong.com/posts/42z4k8Co5BuHMBvER/breaking-oracles-hyperrationality-and-acausal-trade

(no subject)

TL:DR: not only human brain is special, but the program to educate it in the way that this brain will evolve into intelligent being is special too. So intelligence is culture, not (only) the brain. And its secret is training dataset for a neural net.
200 000 лет существует современный человек, но при этом цивилизация людей - только 5000 лет. Почему такая разница? Можно предположить, что хотя мозг человека вполне сформировался, способ его эффективно обучать отстал, и только постепенной появился и до сих пор развивается. Это как с компьютером. Голый пентиум бесполезен, а вот когда на него ставится операционная система, то тут то и начинается самое интересное.
Известно, что дети, которые не обучились языку в критический период, а например, воспитывались животными, так и остаются по сильно отсталыми в развитии, в большей мере животными, чем людьми.
Кроме того, система языка, созданная человеком, может быть установлена и на животное. Бонобо обучили 3000 слов, собаки понимают 500 и так далее.
То есть, интеллект на самом деле находится не в мозгу и не надо его там искать. То есть можно, но ищем не там. Его скорее надо искать в лингвистике, а не в математике или там в нейрофизиологии. Интеллект (можно упрощенно и для красоты аргумента предположить) - это программа, которую можно записать на в целом любую  нейронную сеть достаточной сложности, но самое главное в этой программе - это способ установки этой программы, то есть обучающий дата сет в определенной последовательности. Точно также и Widnows 3 можно было поставить на очень примитивный компьютер, только оно там очень медленно и натужно работало - точно также как и обезьяна или собака может научиться нашему языку, но очень мало и натужно.
То есть секрет интеллекта - в обучающем датасете - но где он? В нашей бытовой речи, в барахле дома или в поведении? Или все же универсальная грамматика? Может внутри погремушки с колесиками уже зарыты самые базовые идеи нашего миропонимания? Или в самой идеи того, что можно использовать знаки и их комбинации для моделирования мира?
Каждое достижение отдельного мозга - это надстройка над полученным знанием, даже Эйнштейну пришлось заимствовать преобразования Лоренца. Пушкин был в значительной мере продуктом уникального образовательного эксперимента - Лицея.

Происхождение искусства и искусственный интеллект

Читаю книгу Столяра “Происхождение изобразительного искусства” (М,1985) - о неолитическом искусстве.
В начале он разбирает существующие гипотезы его происхождения. Они делятся на два класса - редукционистские и идеалистические. Редукционистские - это неоантропы мазали рукой по стене и получился бизон, или делали отпечатки рук на стенах и перешли к рисунку. Или просто смотрели красивые камни в природе, а потом стали рисовать бизонов. Идеалистические - вдруг в неоантропе проснулся человеческий дух, и он стал рисовать как Дюрер.
Оба этих подхода игнорируют факты.
Факты же должны показать развитие изображения. Это нам сейчас кажется, что создавать изображение - понятно и легко. Но на самом деле - это не менее сложный навык, чем письменность или речь. Более того, способность к нему, должна была (думаю я) закрепиться генетически, подобно тому, как речь повлияла на форму гортани.
То есть идея о том, что контуры на стене эквивалентны животному - чудовищно не тривиальна.
Более, того, поразительный факт - искусство эволюционирует медленно. Каждое улучшение требует многоженства поколений. Это нам сейчас инновации кажутся легим делом - но только потому, что у нас есть идея инноваций и способ их делания (то есть это никакие не инновации, а просто навык комбинаторики - давай те сделаем как убер, но для комнатных растений, например).
Тот факт, что люди ничего придумать нового не могут, собственно и позволяет делать историю искусства - то есть прослеживать, как некая идея где-то возникла и мучительно медленно видоизменялась.
И оказывается, что факты есть - это своего рода музеи из костей убитых животных, которые создавали древние люди в Алпах (медвежьи пещеры).
То есть идея изображения , если вкратце, рождается из костей. (А искусство является символической формой добычи - отсюда кстати, прямые следствия к феномену коллекционирования сейчас). Сначала приносили тушу, потом половину туши ставили как памятник туше, потом делали музеи из костей, где из разных костей выкладывали образ туши. (Вот оно, зарождение графики - туша объемна, а кость графична)
Потом сделали натуральный макет туши - глиняную подставку, на которую сверху клали шкуру с головой. Потом стали глиняную подставку прислонять с стене, чтобы не упала. Потом стали делать подставку все тоньше, в результате получился барельеф, по силуэту напоминающий животное. Потом просто мазали стену глиной, и на ней рисовали контур животного. Потом выцарапывали на стене контур животного и заливали его краской. Потом только стали рисовать.
Может, на самом деле все было и не так, только машина времени нам поможет это узнать. Но в результате мы получаем интеллектуальный детектив, где из огромного моря фактов получается единственно возможное логичное развитие, в котором большинство фактов получает смысл (но не все, так не бывает).



На мой взгляд, наскальное искусство похоже на точное рисование в состояние автоматического письма, которому можно иногда научиться. И еще это похоже на гипногогические образы, иногда возникающие перед закрытыми глазами. Там тоже в основном животные, в беспорядке разбросанные в темноте. Но и в пещерах было тогда темно. Магическая роль всего этого не ясно. легко сказать, что первобытное искусство было магическим ритуалом, но весь вопрос в том, что первичнее - первобытная маги или первобытное искусство. То есть сначала нужно было научиться делать подобия, а потмо придти к идее, что с помощью этих подоби можно влиять на реальный исход охоты.

В более общем смысле происхождение творчества я вижу в становлении очень важной способности человека, а именно способности вычленения нескольких признаков объекта и затем поиска всех объектов с этим же набором признаков. То, что, собственно, называется ассоциативное мышление. Я думаю, это идея важна и для будущего создания искусственного интеллекта. Уже сейчас нейронные сети умеют находить множество признаков объекта. Но теперь нужно решить обратную задачу: воссоздание объекта, когда задана лишь часть его признаков или поиск таких объектов в памяти.
Искусство, воображение, религия и конструирование новых предметов - все они опираются на этот навык.
То есть поиск корней творчества - это, собственно, поиск решения проблемы искусственного интеллекта через тайну зарождения естественного.
Другая параелелль вех этих медвежих пещер - увечья скота. Не зависимо от того, кто их делает: НЛО, мистификаторы, или обман зрения, они выглядят как форма ритуалзированного жертвоприношения животных и символических ран на нем - то есть форма общения с добычей крайне архаичная.
А.Д. Столяр. Происхождение изобразительного искусства.
// М.: «Искусство». 1985. 300 с.

(no subject)

Борьба за права животных и проблемы тестирования новых лекарств на людях

Одна из причин медленности внедрения новых лекарств – сложность всех фаз клинических испытаний. Борцы за права животных во второй половине 20 века стали бороться против опытов на лабораторных животных, выпускали их из клеток и добились законов, которые ограничивали и требовали лицензирования подобных экспериментов. В результате эксперименты стали медленнее и дороже, а многие эксперименты были просто прекращены. Прекрасные опыты по пересадке голов кошек, собак и обезьян были прекращены в первую очередь под влиянием борцов за права животных. Эти опыты могли бы продлить жизнь огромному числу людей, а затем и животных.
Борьба за права животных являет собой царство лицемерия и абсурда. Миллиарды животных каждый год пускаются в пищу; но миллиарды домашних животных получили прекрасные условия жизни, которые им и не снились в дикой природе. При этом сама дикая природа является адом, если посмотреть на неё с точки зрения страданий, и вообще должна быть уничтожена. Там хищники заживо едят слонят, кошки – котят и так далее. Жизнь среднестатистического лабораторного животного, которого даже потом режут, все равно лучше жизни дикого животного, которого рано или поздно жрут заживо другие животные.

Несколько тысяч человек приговаривается каждый год к смертной казни в мире, и эти люди также могли бы согласится участвовать в медицинских экспериментах, если бы им предложили шанс освободится или хотя бы получить пожизненное. Огромное число людей приговаривается к пожизненному заключению и фактически обречено гнить заживо. Множество людей пользуется эвтаназией, а около 1 процента населения кончает собой. Миллионы людей умирают от голода, СПИД, тяжелых форм рака и просто от старости. Значительная доля этих людей могла бы согласится на очень радикальные эксперименты, если бы они в замен получили шанс улучшить свою участь или своих родственников.
Отмечу, что речь идет именно о добровольном согласии людей, которые и так уже потеряли все, и теперь имеют шанс улучшить свою участь. И в этом разница с недобровольными экспериментами на здоровых и невинных людях в концлагерях. Тем не менее, подобные эксперименты по «моральным» соображениям крайне ограничены.

(no subject)

Следует ли воскрешать гоминидов?

Естественным образом возникает вопрос о том, кого следует воскрешать — всех хомо сапиенс, или также неандертальцев, и более ранних гоминидов, а может быть даже и всех живших на Земле животных. Очевидно, что трудно провести чёткую границу между разумными и неразумными существами.
Я думаю, тут отвечать на вопрос надо так: во первых, если бы была возможность, то нужно было бы восстановить всю информацию о прошлом земли. Но при этом надо понимать, что у земли было много возможных прошлых то есть за счет квантовой неопределённости прошлое также размазано как будущее, но в меньшей мере. То есть, чем больше мы уходим в прошлое, тем в большей мере возрастает неопределённость по поводу того, каково было состояние сознания живших тогда гоминид и животных. И на какой-то глубине исчезает разница между возможным и актуально существовавшим. И тогда не будет никакого воскрешения, а будет просто предание реальности тем, кто всегда был только возможным. И это совсем другая история, поскольку тогда можно считать, что эти существа и так обладают реальностью в какой-то точке мультиверса, то есть нет нужды их воскрешать еще раз — либо мы должны воскрешать не просто когда-либо существовавших, но и всех возможных существ, что опять же совсем другая задача.
Во-вторых, уже сейчас есть теории об интеллектуальном апгрейте животных, так что и воскрешенных гоминид можно дотянуть до человеческого или даже сверхчеловеческого уровня неким образом развивая их мозг — вопрос опять же в том, что останется здесь от оригинала.
В-третьих, сохранение информации ещё не тождественно воскрешению. То есть информация, как семя, хранится в неизменном виде, но после воскрешения запускаются часы жизни, и это семя начинает развиваться. Можно, конечно, воскресить повторно, и даже многократно, но это будет создание копий.
Таким образом, я думаю, задача воскрешения предков должна решаться не глобально, ибо это приводит к абсурду (воскрешение всех возможных муравьев, которые жили десятки миллионов лет назад с учетом всех их возможных вариантов в мультиверсе и затем апгрейт каждого из них до сверхчеловеческого уровня всеми возможными способами), а поэтапно, в зависимости от личных потребностей единичного агента. То есть нкто воскрешает своих родителей, затем, они, когда получат достаточно прав и ресурсов воскрешают своих родителей — если они этого хотят.
Это, кстати говоря, отвечает и на вопрос об исчерпании ресурсов при воскрешении (энергии, вычислительных мощностей, ещё каких-нибудь). Воскрешение (равно как и размножение) будет происходить по мере образования этих ресурсов. В нынешнем мире это не так — зачатие и рождение ребнка требует меньших ресурсов, чем его последующее обеспечение жильем и едой, в результате чего возникают люди, не обеспеченные ресурсами, живущие в нищете, и стремящиеся вырваться из ней и бороться с другими людьми за ресурсы. В случае воскрешения это, вероятно, будет не так, поскольку наибольший вклад ресурсов требуется в начале процесса, а именно на реконструкцию личности (это сложная вычислительная задача), тогда как её поддержание требует меньшего количества ресурсов (если речь идет о компьютерной симуляции, то её скорость исполнения можно регулировать в зависимости от количества доступных вычислительных мощностей).

Сенсация, чё

Оригинал взят у m_batin в Сенсация, чё
Где-то месяц назад в журнале Биоматериалы вышла статья про то, как кормили крыс фулеренами с оливковым маслом,  отчего те жили практически в два раза больше: 66 месяцев против контроля - 38. И в полтора раза дольше, если просто пять месяцев животным давали оливковое масло - они прожили 58 месяцев. Несмотря на то что журнал довольно приличный с импакт-фактором 7, профессиональное сообщество геронтологов, биогеронтологов и других молекулярных биологов статье не поверило.
По трем причинам. Во-первых, масштаб эксперимента незначителен. Судя по всему крыс было штук по пять в каждой группе и неплохо было бы повторить эксперимент в разных лабораториях на большем числе крыс и других млекопитающих.
Во-вторых, ничего не понятно с механизмом воздействия.Оливковое масло содержит мононенасыщенные жирные кислоты, они меньше окисляются чем полиненасыщенные, при этом разжижают мембраны в отличие от насыщенных жирных кислот, то есть в оливковом масле самые полезные жиры - вот пока только такой вывод.
В-третьих, всё слишком просто и слишком грандиозно. Такой эксперимент можно было еще провести при Царе-Горохе. И сотни подобных. Это статья - рассказ о том, что в течении десятков лет не совершаются элементарные действия в области изучения продолжительности жизни. Можно было бы провести перебор различных веществ на долгожительство модельных животных ещё в середине прошлого века.
Чему учит нас эта статья? У нас нет каждый раз 10 лет, чтобы проверять результаты. А дальше ведь нужно осуществлять клинические испытания на людях. Нужно уже сейчас начинать массовые внедрение диагностики старения и испытание геропротекторов на людях.

Одоевский о будущем

В 1835 году В.Ф.Одоевский написал рассказ «4338-й год», цитата:

"Особенно поразил меня очень редкий экземпляр гигантской лошади, на которой сохранилась даже шерсть. Она совершенно походит на тех лошадок, которых дамы держат ныне вместе с постельными собачками; но только древняя лошадь была огромного размеру: я едва мог достать ее голову.
-- Можно ли верить тому, -- спросил я у смотрителя Кабинета, -- что люди некогда садились на этих чудовищ?
-- Хотя на это нет достоверных сведений, -- отвечал он, -- но до сих пор сохранились древние памятники, где люди изображены верхом на лошадях.
-- Не имеют ли эти изображения какого-нибудь аллегорического смысла? Может быть, древние хотели этим выразить победу человека над природою или над своими страстями?
-- Так думают многие, и не без основания, -- сказал Хартин, -- но кажется, однако же, что эти аллегорические изображения были взяты из действительного мира; иначе, как объяснить слово "конница", "конное войско", часто встречаемое в древних рукописях? Сверх того, посмотрите, -- сказал он, показывая мне одну поднятую ногу лошади, где я увидел выгнутый кусок ржавого железа, прибитого гвоздями к копыту, -- вот, -- продолжал мой ученый, -- одна из драгоценнейших редкостей нашего Кабинета; посмотрите: это железо прибито гвоздями, следы этих гвоздей видны и на остальных копытах. Здесь явно дело рук человеческих.
-- Для какого же употребления могло быть это железо?
-- Вероятно, чтоб ослабить силу этого страшного животного, -- заметил смотритель.
-- А может быть, их во время войны пускали против неприятеля; и этим железом могли наносить ему больше вреда?
-- Ваше замечание очень остроумно, -- отвечал учтивый ученый, -- но где для него доказательства?
Я замолчал.
-- Недавно открыли здесь очень древнюю картину, -- сказал Хартин, -- на которой изображен снаряд, который употребляли, вероятно, для усмирения лошади; на этой картине ноги лошади привязаны к стойкам, и человек молотом набивает ей копыто; возле находится другая лошадь, запряженная в какую-то странную повозку на колесах.
-- Это очень любопытно. Но, как объяснить умельчение породы этих животных?
-- Это объясняют различным образом; самое вероятное мнение то, что во втором тысячелетии после Р. Х. всеобщее распространение аеростатов сделало лошадей более ненужными; оставленные на произвол судьбы, лошади ушли в леса, одичали; никто не пекся о сохранении прежней породы, и большая часть их погибла; когда же лошади сделались предметом любопытства, тогда человек докончил дело природы; тому несколько веков существовала мода на маленьких животных, на маленькие растения; лошади подверглись той же участи: при пособии человека они мельчали постепенно и наконец дошли до нынешнего состояния забавных, но бесполезных домашних животных.
-- Или должно думать, -- сказал я, смотря на скелет, -- что на лошадях в древности ездили одни герои, или должно сознаться, что люди были гораздо смелее нынешнего. Как осмелиться сесть на такое чудовище!"

(no subject)

Первая ночь с кошкой.

Кошка всё время орёт истошно. Не помогло: обливать её холодной водой, держать на балконе, поить кот-баюн и контрасексом каким-то, плотно кормить, трахать шариковой ручкой. Кошка разодрала линолеум в ванной, облила кровью из хвоста кресло , ночью вспрыгнула на компьютер так, что он этого включился. (!) Повторить это мне днём не удалось.

К четырём часам ночи я подумывал о котоубийстве, но решил поделить на двоих таблетку феназепама - кошка проспала часа полтора, а потом мне всё стало пофиг, и было пофиг до трёх часов дня.

Днём объездил сторительные рынки, покупал розетки для спутника, вернулся, вкатил в кошку лошадиную дозу феназепама и жду покоя.

Если кто-то знает хорошие способы от кошачьего безумия и течки - пишите. Кота не предлагать.

(no subject)

Интереные опыты с насекомыми, которые могут слыжить доказательствами парапсихологимческих явлений из Советской книги 1962 года.

В 1928 г. в печати появилось оригинальное исследование Рудольфа Рейтлера (R. Reutier), заведующего малярийной лабораторией в Рош-Пинах (Палестина), <Действие живых организмов на живые изолированные органы на расстоянии> '. Объектом исследования служили перистальтически сокращающиеся внутренние органы насекомых, в частности пищеварительный канал, выделительная система (мальпигиевы сосуды) и половые железы самок (яичники) азиатской саранчи. Отпрепарированные и помещенные на часовое стеклышко в физиологический раствор, они продолжают ритмично сокращаться в течение десяти часов. И вот Рейтлер заметил, что сокращения этих органов резко усиливались всякий раз, когда он, рассматривая их в бинокулярную лупу, производил сильное сокращение мускулов своих собственных рук, ног или даже дыхательных мышц (при резком глубоком вдохе). Усиление перистальтики наблюдаемых органов исчезало после того, как наблюдатель переставал сокращать свои мускулы.
Collapse )